Как правильно оценить потенциал ребенка и распределить нагрузки?

Многие из нас хотят дать детям как можно больше и максимально развить их способности. На практике это означает, что ребенку приходится очень много трудиться, и иногда во вред. Как понять, имеет ли смысл нагружать ребенка больше и не приведет ли это к тому, что он просто сломается? Обо всем этом рассказывает мама двоих детей, писательница, поэтесса и журналист Ксения Букша.

Допрыгнуть до потолка!

Прежде всего договоримся о единицах измерения. Обычный потолок комнаты измеряется в сантиметрах. А потолок наших возможностей измеряется — в годах, днях, часах и минутах. Помню, как меня в детстве удивляло, что кто-то может играть на флейте четыре часа подряд. А сейчас моего сына удивляет, что некоторым, оказывается, по душе каждый день тренироваться в бассейне (а в субботу — два раза в день!) Будущее складывается из каждодневных вложений времени, но складывается не линейно. Есть множество корректирующих факторов, среди которых способности, в том числе интеллектуальные, — далеко не самое главное.

1. Здоровье

Больного ребенка невозможно учить и трудно воспитывать. Причем необязательно тяжело больного. Заглянем в карточку ребенка и припомним — сколько раз он пропускал школу или садик прошлой зимой и по каким поводам. Старший дошкольник или школьник младших классов считается здоровым, если он болеет реже шести раз в год или четырех раз за зимний сезон и не имеет никаких хронических заболеваний.

А если чаще? Казалось бы, ничего такого — ну частые ОРВИ, аллергии, сколиоз, близорукость, живот часто побаливает или голова. Перерастет. Действительно, многие «перерастают», но других мы не наблюдаем — их наблюдают врачи в клиниках. Риски велики. Многие серьезные заболевания дебютируют в подростковом возрасте. А так как жизнь продолжается и после поступления в университет, очевидно, что на любом поприще потолок при прочих равных выше у того, чей организм менее изношен.

Нам нужен здоровый автомеханик, здоровый археолог, здоровый скрипач-виртуоз и здоровая мать наших внуков

Если у ребенка нет хронических хворей, если у него первая или вторая группа здоровья — можно испытывать осторожный оптимизм. Скорее всего, его тело выдержит то, что мы называем «нагрузками». И зубрежку, и тренировки, и ежедневные поездки в общественном транспорте. Но только если прогулки у него будут каждый день, сон — по возрасту, здоровая еда — по аппетиту. Именно эти вложения времени однозначно поднимают потолок возможностей ребенка. Поднимают ли его «нагрузки» — еще не факт.

2. Нервно-психическая конституция

Активные, оптимистичные, выносливые дети легко справляются с большими нагрузками. А какие трудно? Неуверенные. Тревожные. Чувствительные и впечатлительные. «Тормозные» или чрезмерно расторможенные и невнимательные. Дети-астеники, которые быстро устают. Дети-невротики, у которых есть тики, заикание.

Активному, амбициозному родителю бывает трудно принять, что ребенок в некотором смысле «не в него». Но будем помнить печальный пример блистательного лорда Честерфильда и его куда менее энергичного сына, который надорвался, пытаясь одновременно жить своей жизнью и соответствовать ожиданиям отца. Если наш ребенок конституционально слаб, а нервная система — его тонкое место, мы должны постараться, чтобы и в школе, и на кружках, и дома все работало на постепенное, органичное ее укрепление. Сильная школа? Да, но не с первого класса, а позже, и, скорее, нетрадиционная — такая, в которой нет конкуренции (например, «Ковчег» в Москве, Аничков лицей в Петербурге). Спорт? Только непрофессиональный. Яркий талант в музыке, шахматах и других состязательных искусствах? Бережно и осторожно.

Слабая нервная конституция — противопоказание не для нагрузок как таковых, а для ситуации больших ставок, работы на результат

Иногда для такого ребенка могут стать чрезмерным бременем даже экзамены и отчетные концерты, но при должной постепенной тренировке можно добиться некоторой толерантности к «гонкам на выживание». Но не более того. И уж точно не стоит ввязывать в них ребенка тогда, когда в этом нет особой необходимости. Иначе можно его сломать. Плата за успех в его случае слишком высока, и лучше немного занизить планку, но зато получить человека с устойчивой самооценкой и здоровой психикой — такой в любом возрасте все наверстает, если захочет.

3. Эмоциональное благополучие

Тут речь уже не об особенностях ребенка, а о ситуации, в которой он живет. Ребенок, переживший развод родителей, смерть близкого человека, а порой и просто рождение брата или сестренки, переезд, смену школы — более уязвим. На какое-то время, в зависимости от масштаба события, дополнительная нагрузка будет ему даваться тяжело. Сказанное в огромной степени относится к приемным детям — для них этот фактор действует постоянно, лишь немного уменьшаясь к пятому-шестому году адаптации в новой семье.

Иногда мы даже не можем сказать, почему наш ребенок вдруг обленился. Перестал чего-либо хотеть и только и делает, что сидит за компьютером (или, кому повезло, — за книжкой любимого автора). Человеческая психика имеет свои фазы, ступени и ей достаточно порой самого легкого толчка изнутри или снаружи. Может быть, у одноклассника умерла мать, а ребенок впечатлителен. Может быть, сменился тренер в секции. Может быть, у девочки скоро начнутся месячные. Важно относиться к этим фазам с уважением и не считать желание отдыха (иногда долгое, затягивающееся на год-полтора!) — прихотью. Конечно, в современных условиях очень важно, чтобы в такую дремлющую фазу ребенок не стал аддиктом соцсетей или геймерства — эти сильные аттракторы нужно дозировать.

Чистая, дистиллированная лень — то, что наши родители называли «он пинает балду» — даже полезна. Как ни странно, лень поднимает потолок возможностей нашего ребенка

Каким образом? Дело в том, что в ситуации пустого времени, полной незанятости, ребенок обретает умение находить в самом себе мотивацию для шага вперед, умение самому придумывать себе занятие, по слабым сигналам определяя, чего ему действительно хочется.

Ребенок, которого родители загрузили по полной, умеет это гораздо хуже, хотя драматизм ситуации не стоит преувеличивать — дети ухитряются заниматься интересными для себя вещами вопреки всем школам и кружкам. Они рисуют комиксы на уроках математики и витают в облаках всегда и везде. Будем помнить об этих скрытых резервах и не будем их недооценивать.

4. Эмоциональный интеллект

Вот мы и добрались до фактора способностей — да только пока не до тех, о которых обычно принято говорить. Речь о том, что ускоренное интеллектуальное или творческое развитие, особенно до школы и в младшей школе, может пойти во вред нормальному развитию — социальному и эмоциональному. В группе риска — талантливые, высокоодаренные дети. Именно у них нередко высок так называемый шизоидный радикал. Название немного «клиническое», но на деле это означает всего лишь высокую чувствительность в отдельных областях в ущерб взаимоотношениям с людьми, самый край аутичного спектра или пороговая норма. Иногда может показаться, что такой ребенок не очень-то и жаждет учиться и общаться со сверстниками — они ему неинтересны, ведь он «гораздо умнее» и нередко интроверт. Но это-то и показывает, что учиться жить в обществе ему жизненно необходимо. Его особенности таковы, что он не сможет взять умение общаться из воздуха и чем дальше, тем больше будет отставать от сверстников в простых навыках: говорить о том, что интересно не только тебе, но и собеседнику; считывать чужие эмоции и понимать свои; да и просто — быть спонтанным, гибким, чувствовать границы себя и другого, дозировать общение.

Вывод прост: для такого ребенка существенным вложением в повышение его потолка будет место, где он найдет себе друзей. Если ситуация сложнее (например, у ребенка доказанное расстройство аутичного спектра или он болезненно стеснителен) — стоит заняться моделированием общения целенаправленно. Найти время и возможности для создания «группы товарищей», в которой ребенок сможет учиться общению первое время с вашей модерацией, а для подростка — подыскать подходящие групповые тренинги. Именно такой вид дополнительных занятий укрепит его слабое место — социальную компетентность — и реально поднимет потолок возможностей. Определяя объем и качество нагрузки для такого ребенка, не забудем, что эмоциональный интеллект — одна из главных составляющих и успеха, и счастья.

5. Специальные способности и общий интеллект

Сначала поговорим о специальных способностях. Есть одна часто упоминаемая проблема, которую принято определять так: «Надо ли подпихивать талантливого ребенка, если он не хочет заниматься?» На наш взгляд, вопрос поставлен не совсем корректно. Яркий талант изначально содержит мотивацию сам в себе. Если ребенок любит рисовать, он рисует; если у него получается, он видит это и рисует еще больше. Это нейрохимический закон. Вознаграждение в виде прогресса у талантливого человека наступает быстрее, чем у человека средних способностей. В силу таланта он видит, что прогрессирует, у него вырабатываются дофамины, и мозг быстро понимает, что этот вид деятельности приносит удовольствие. И очень скоро даже существенные трудности перестают его пугать, потому что мозг уже знает, что стоит немного постараться и вознаграждение будет гарантировано.

Можно ли разорвать эту естественную цепочку? Да, если под видом математики учить математически одаренного ребенка аккуратному написанию примеров; если рисующего дошкольника начать обучать академическому рисунку; если музыкального непоседу силком удерживать у фортепиано. Но даже и тогда цепочка может вопреки всему не порваться. Именно вопреки, а не благодаря — из замученных маленьких музыкантов все-таки иногда вырастают настоящие лабухи.

Если способ реализации таланта выбран правильно, то нагрузка становится в радость, а, значит, она не такая уж и нагрузка. И даже влияние первых четырех факторов существенно снижается (хотя не исчезает совсем)

Посложнее дело со способностями «общими» — а именно о них чаще всего идет речь. Разговоры о «потолке ребенка» и о «хорошем пинке» обычно заводят как раз на этом уровне: «На что мне ребенка ориентировать, чего от него требовать?», «Он может, но не хочет!» Если присмотреться повнимательнее, можно увидеть, что эта проблема распадается на две: интеллектуальную и мотивационную. Как правило, у родителей нет вопросов по поводу интеллекта ребенка. Всегда довольно очевидно, что он на данный момент потянет, а что нет. Эта данность может меняться, но в целом интеллект — самый очевидный, измеримый компонент потолка возможностей, а на каком-то этапе можно попытаться выявить и профессиональную ориентацию (хотя целиком полагаться на тесты не стоит). Вот с мотивацией дело обстоит сложнее.

Заставлять или не заставлять? Каждый отвечает на этот вопрос самостоятельно. Но, отвечая на него, будем помнить о первых четырех факторах.

Выдержит ли здоровье нашего ребенка усиление нагрузки?

Выдержит ли психика конкурентное напряжение?

Не в ущерб ли его интеллектуальное развитие эмоциональному?

Точно ли мы лучше него знаем, что он ленится, точно ли не можем подождать, пока захочет чего-то сам, и точно ли он совсем-совсем ничего не хочет — а, может быть, просто хочет того, о чем мы никогда не думали?

Стоит задать себе все эти вопросы и проблема «заставлять или не заставлять» решится сама.

Итак, мы измерили потолок нашего ребенка — не в сантиметрах, а в часах и днях, которые ему и семье стоит потратить на определенные занятия. И тут, конечно, нелишне будет добавить, что потолок этот — настолько условное понятие, что лучше вообще о нем не думать. Мы не можем знать, что ждет нас в будущем, какие усилия окупятся, а какие окажутся лишними или даже вредными, какие качества и умения будут востребованы в обществе и в конкретной жизни нашего ребенка. Мы можем только сделать осмысленной и одухотворенной часть этой жизни — самое ее начало. И мы, конечно, постараемся.

Ксения Букша

Источник: mel.fm

Яндекс.Метрика